смерть

Марс – мирный воин.

Марс – мирный воин.

« Нет такого несчастья, которое не могло бы
стать благословением и нет такого благосло-
вения, которое не могло бы стать несчастьем.»
Ричард Бах

 В одно прекрасное утро в шкафу раздалось тихое « мяу»… Никто бы и не подумал, что Сника ждёт потомство … А вот как вышло, один – единственный котенок родился ночью… Вот так сюрприз! Сюрприз назвали Марсом. Детство проходило в забавах и радостных открытиях мира.

В один вечер всё изменилось… Рядом с домом проходила дорога, а подросшему четырёхмесячному котёнку так необходимо было познать мир за пределами дома… Радость новых открытий нарушил проезжающий на скорости «Ленд Ровер». Котенок, прыгнувший на дорогу, стукнувшись , отлетел на обочину… Я, почуяв неладное вышла за калитку. Происшествие длилось несколько мгновений, но показалось, что время остановилось и это лишь дурной сон… Тихую привычную реальность разорвало неведомой силой, застывший мир рушился и это приносило страдания… «Эх, Марс, допрыгался…»

Но он, получив лишь сотрясение вернулся из небытия, и потихоньку оживал: ходил, ел, пил… Только это был не тот радостный котёнок … Что-то повредилось в его голове, он был печален и задумчив, подолгу сидел отрешенно глядя в пространство …

Алессандро и Виттория. История одной любви

Алессандро и Виттория.
История одной любви
Трагикомедия

Действующие лица:
Алессандро - студент.
Виттория – прислужница Катарины.
Тони - друг Алессандро.
Андреа - друг Алессандро.
Катарина Лукарелли - дворянка.
Амалия - дворянка; подруга Катарины.
Паоло - ухажер К. Лукарелли.
Конте - дворянин.
Юлиана - жена Конте.
Прохожие.
Приятели Андреа.
Посыльный.
Карабинер.
Незнакомец №1.
Незнакомец №2.

Место действия - Неаполь.
Время действия - начало 19 века.

АКТ 1

Голос из-за сцены.

Как много на земле людей, историй,
И много как ночей, утопленных в слезах,
И миллионы слов не сказанных, мелодий,
И ненависть, живущая в главах.

Истории любви бывают: скучны, быстры,
Бывают: холодны и одиноки.
Как нежны лепестки у астры,
Так нежны чувства молодых и робких.

Течет река, сменяется за веком век
И не меняется  лишь человек,
А подвиги Любви, наверно, вечны.

СЦЕНА  1

Комната Алессандро.
Входят Алессандро и Тони.
Закуривают трубки.

Тони
Какие планы на сегодня?
Какие вечера или балы?
И не устал ты?

Алессандро
Ты что такое говоришь?
Как можно уставать!
А ты не ходишь…
Все проспишь!
Какой же выбрать мне предлог,
Чтоб ты со мной пошел?

Тони
Ты можешь даже не стараться -
Я не любитель всей этой галиматьи.
Пора домой мне собираться,
Писать занятные статьи.

Високосный год

                     Високосный год, скорее бы он кончился. Мы всегда торопим время, думая, что впереди будет, конечно же лучше, радостней. Какое заблуждение. Понимаешь это, наверное, только ближе к старости. Старость, когда же она наступает? У каждого по-разному? Я не верю своим знакомым дамам, примерно одного возраста со мной, когда они притворно вздыхают: "Я ведь в душе такая молодая!". Не знаю, я себя чувствую черепахой Тортиллой, прожившей ну не триста лет, ну уж сто лет точно. Все-то я уже видела, читала, переживала. Ужас какой-то. Как можно оставаться молодой в душе, когда восприятие жизни стало совсем другим. Неужели не придавливают чувства и мысли тонны прожитых лет. Что странно, внешне я выгляжу гораздо моложе этих своих сверстниц с молодой душой. Может так и задумано  - старость души обратно пропорциональна молодости тела? И то и другое создает некий дисбаланс. Нету гармонии. "Нету в жизни совершенства!" - как часто восклицает моя близкая подруга по поводу и без повода.

Именем всех святых. евангелье от иуды

Книга четвёртая    ИМЕНЕМ  ВСЕХ  СВЯТЫХ . Евангелье от иуды                                                                                                                  
из романа СОБЕРУ МИЛОСЕРДИЕ

 

Философские стихи

Пред миром я не преклоняюсь -

Я в плоскостях его теряюсь.

Под разными углами существуем,

Не слышит мир меня, хотя кричу я!

И я не слышу мир. не ощущаю,

Я лишь по именам все называю.

***

 

Что же от людей еще мне ждать?

Надоело мне обиды им прощать.

Отпускаю как святая всем грехи,

Чтобы на сердце печалью мне легли.

 

А они и рады сбросить груз,

Что б не мучала святая тяжесть уз.

На кресте распяли безразличая,

Хоть сочувствующих приняли обличие.

***

 

Вы срок своей жизни узнали -

Растягивать дни в печали?

Раскручивать жизнь пружиной?

А может быть сразу сгинуть?

 

И вывернутся наизнанку

Непознанные и непознаваемые.

 

Душенки замечутся в панике

Не получили от жизни пряника!

Забьются в истерике нытики -

Мы больше не будем, простите нас!

 

На души большие и светлые

Взойдет вдохновенье последнее

Огромное и нескончаемое,

Не с смертью, а с жизнью венчая их!

***

 

Его убили из игрушечного пистолета.

Нет для него весны и не будет лета.

А он не знает, что уже не живой

И умывается водою дождевой.

 

Он солнце любит, как прежде

И на свидания ходит не реже

Только я подсмотрела убийство,

Не услышав пули тоненький свист.

 

Убийца не запомнил жертвы, не запомнил лица.

выдранные рассказы из романов Соберу милосердие и Ярость слепыша

                                                             ВЫДРАННЫЕ  РАССКАЗЫ

Янке худо; метается Янка по белой постели, услышав плохую весть. Заточили дружка Еремея в каземат злые охранники - пытают его, добиваясь виновности да отказа от веры. Грехи свои тот дурень может ещё признает - не дурак ведь - а веры в нём сроду не было, с креста отрёкся, с полумесяца тоже. Вот и повиснет как чертень, за хвост на дыбе, извиваясь всеми костями.
Будто жидкое сало Янке плеснуло на живот, из кухни кипящие шкварки через край сковороды; и в миг ослепляющий яво он представил адово пламя в тюремном морильнике, и потные красные рожи злобных извергов - череду волосатых загривков, сменяющих друг друга над голым изувеченным телом.

Вспоминая братцев…

 

Скитаясь вечером пошлым,

И слякоть, и ветер, и сырь!
Увидел я в подворотне,

Сидел кем-то брошенный сын!

 

Глаза его стекленели,

Рот приоткрыт был слегка!

И мерзко вороны смотрели,

Изрезана бритвой рука!

 

Страницы

Подписка на RSS - смерть